Во всем виновата мама?

Так получается, что мамы чувствуют себя виноватыми во всех проблемах выросших детей: не так кормили, не так воспитывали, времени вечно не хватало. Эта статья написана для того, чтобы хоть немного снять бесконечное чувство вины с матерей

Шесть лет назад я ходила к психологу. Мне ее посоветовали знакомые, она была кандидатом наук, занимала видную должность в ВУЗе, – в общем, я ей доверяла.

На одной из встреч я рассказывала ей про свои первые роды, когда мне сделали экстренное кесарево. Для меня та история была очень болезненной, я долго переживала, что не смогла родить сама, волновалась за ребенка, присматривалась, все ли с ним в порядке, все его сложности списывала на кесарево и винила себя…

В общем, непросто мне далась та история.

И вот эта психологиня откинулась в кресле и авторитетно сказала мне:

– Ну всё понятно, почему у тебя было кесарево. Ты просто хотела, чтобы твой ребенок умер.

Я вот клянусь, слово в слово она так и сказала. Сейчас я, конечно, знаю, что мне нужно было сделать тогда. Немедленно встать и навсегда с этой женщиной попрощаться (и не оплачивать встречу, ни в коем случае. Такое поведение психолога – прямое эмоциональное насилие, в этом случае вы не обязаны оплачивать сессию).

Но это я знаю сейчас, а тогда у меня было двое маленьких детей, много чувства вины перед ними, авторитетный психолог, и много-много сомнений в себе.

И я ей тогда почти поверила. Не то чтобы поверила, но иногда все же думала: а может, это и правда я виновата? Может быть, дело во мне, и причина кесарева, и вообще всех бед моего сына – я? Возможно, сейчас вам это кажется абсурдным: как ты могла в это поверить? Когда речь идет о чужих детях, мы все видим трезво, но когда речь идет о своей крошечке… Мы готовы поверить во что угодно.

Если у вас есть ребенок и интернет, то вы почти наверняка читали и слышали эти «мнения экспертов». Которые пишут, например, «до семи лет за здоровье и психику ребенка на 100% отвечают родители; все болезни ребенка – отражение эмоционального фона матери». Это дословная цитата. Или «у матери и ребенка одно эмоциональное поле, и все свои проблемы мать передает ребенку, поэтому все болезни детей – психосоматические», это тоже цитата.

Потом ребенок вырастает, его проблемы вырастают вместе с ним: вместо разбитых коленок теперь увольнение, несчастная любовь и поиск смысла жизни. И как-то так получается, что во всех проблемах наших детей виноватыми чувствуем себя мы: матери. Не так кормили, не так воспитывали, времени вечно не хватало, и вообще дети у нас «недолюбленные» поголовно.

Основы этого заблуждения идут из поверхностного знания психологии. Когда психология как наука начинала развиваться, она активно исследовала именно семью и влияние семьи на ребенка. И это вполне понятно: когда в новой науке ничего толком не известно, кажется логичным исследовать то, что лежит на поверхности – влияние семьи. Вот и изучали семью, и книжки писали про семью, и причины искали в ней.

А поскольку папы в семье XIX-XX века к детям подходил редко, то все шишки валились на мать. И в середине прошлого века бедных матерей обвиняли, кажется, во всех бедах их детей, и даже в неизлечимых заболеваниях: вслушайтесь только в термины того времени:

– «Холодная» или «замороженная» мать (обвинялась в детском аутизме)

– «Шизофреногенная» мать (обвинялась в шизофрении у ребенка)

– «Поглощающая» или «слитая» мать (обвинялась в расстройстве пищевого поведения у ребенка и в чем только она не обвинялась) и т.д. и т.п.

Все беды детей, даже когда эти дети уже выросли и обзавелись своими детьми, было очень удобно списывать на мать.

Ведь что бы ни случилось с тобой в жизни, в какую бы передрягу ты не влип, у тебя совершенно точно когда-то была мама, и она совершенно точно что-то делала не так! Найден корень всех зол, ура-ура.

Разумеется, эта точка зрения ничему не помогает, а только внушает бедным затюканным матерям бесконечное чувство вины, стыда и страх лишний раз шевельнуться. Кажется, что бы я ни сделала, я непременно нанесу своему ребенку незаживающую психическую травму. Вот такой рубец (с).

К счастью, психология развивается очень быстро, и всё оказалось не так просто. На свете есть миллионы матерей, которые обращаются с ребенком сдержанно, или даже отстраненно и холодно. Но дети с аутизмом рождаются лишь у немногих.

Есть миллионы переменчивых, непостоянных, нестабильных матерей – но ведь далеко не у всех дети страдают шизофренией.

И так далее, смысл в том, что личные особенности матери оказались далеко не самыми главными в том, как будет складываться жизнь человека.

Здоровье и психологическое благополучие человека складываются из множества слагаемых. Их можно условно разделить на три части:

1. Биологический контекст – что заложено в генах (например, и упомянутый выше аутизм, и шизофрения сейчас считаются генетически-обусловленными, и мать тут ни при чем), как протекала беременность, как прошли роды, какими болезнями человек переболел, особенности телосложения, гормонального фона и т.п. Какой бы гиперопекающей не была мама, у ее дочки не будет анорексии, если нет соответствующего генетического профиля.

2. Социальный контекст – среда, в которой живет и развивается человек. Сюда относится и мама, но кроме нее, в социальный контекст включены и все остальные родственники, и друзья, и в широком смысле общество. Как в «Трое из простоквашино»: «Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятелей целый мешок. И всякие там жмурки-пряталки»…

Да, мама важна, но она – не единственно важный человек, и уж точно от неё не зависит всё. Кроме мамы, с каждым из нас случались тысячи событий, которые так или иначе влияли на нашу жизнь, и наивно думать, что мама может справиться с ними со всеми.

3. Психологический контекст – это особенности психики конкретного человека. Как он привык думать, решать сложные ситуации, какой его эмоциональный фон, какие у него интересы, мечты, стремления, способности… А самое главное – то, что не могут предсказать никакие исследователи и никакая мама. Это свобода воли человека, его способность выбирать и менять свое поведение.

Человек очень непростой, и жизнь тоже непростая. И мы не можем списать все особенности наших детей только на то, что «когда ей было семь лет, я так много работала, и мне было совсем не до нее».

Да, вы много работали, а еще тогда происходил миллион событий, которые и сделали вашу дочь или сына такими, какие они есть. Еще тогда умер её любимый попугайчик, вы завели собаку, она поругалась с Катей, и стала дружить с Мариной и Викой, и очень любила свою учительницу, а потом две недели пролежала в больнице, и там мальчик из соседней палаты делился с ней конфетами… И все эти детали сложились в калейдоскоп жизни вашего ребенка, и складываются в него до сих пор.

Эту статью я пишу с одной-единственной целью: хотя бы немного снять бесконечное чувство вины с матерей и сказать: послушайте, вы не виноваты. Ну по крайней мере во всех бедах своего ребенка вы точно не виноваты.

Вы не всесильны, но и не бессильны тоже. И если даже было сделано много ошибок, и вы не могли быть той мамой, которой хотели, то вы можете это сделать сейчас. В любую минуту.

Вы не можете огородить своего ребеночка от всех бед, но можете согреть его жизнь вот прямо сейчас. Спросите себя: какой мамой я хотела бы быть для своего ребенка? Заботливой, любящей, дающей свободу, внимательной, уважающей его выбор, помогающей?

Потратьте несколько минут, чтобы подобрать подходящее для вас качество. А потом спросите себя: что я могу для этого сделать в ближайшие дни? Может быть, это будет непросто сделать – я, например, хочу быть той мамой, которая дает ребенку свободу и возможность взрослеть. И для этого я хочу не делать все за него и давать возможность совершать ошибки.

Это очень трудно для меня – смотреть, как он ошибается. Но это то, как я могу быть той-мамой-которой-хочу.

Даже если уже так сложилось, что он родился кесаревым.

Во всем виновата мама?
Adblock
detector