– Я не понимаю, – спрашивала меня соседка, – почему мой сын решил остаться с отцом?

“Разве я была плохой матерью? – спрашивала Анна Ивановна. – Работала на двух-трех работах и день, и ночь. Занималась с детьми, водила их по кружкам, если были проблемы с учебой – из школы не вылазила, репетиторов нанимала. А отец что? Приезжал с вахты пьяненький, привозил всякой вредной еды: лимонадов да чипсов, деньгами сорил, в портфель детям их засовывал, потом снова уезжал. Так почему мой Славка захотел жить с ним?

Развод дался Анне Ивановне с большим трудом. В первую очередь потому, что 13-летний сын с ходу заявил, что будет жить с отцом. То ли родитель его подговорил, то ли сам парень сообразил, что теперь будет меньше контроля, но факт остается фактом. А отец его и рад-радешенек, скачет по двору, в грудь себя бьет, что сын его не предал, да фиги жене показывал, мол, хотела алиментов – а не будет тебе ни копейки!

Анна Ивановна с дочкой Лизой так и остались со мной по соседству, а вот ее муж с сыном Славкой переехали к старенькой бабушке. Только вот стали до меня доходить слухи, что парень совсем остался без догляду. Отец вновь уехал на север зарабатывать, а бабушка уже так стара, что не видит и не слышит. Тогда я Анне Ивановне и говорю: «Съезди, с сыном поговори»! А она ни в какую, мол, он меня предал…

И Славка ведь не приезжает, то ли стыдно ему перед матерью, то ли все устраивает. А что… красота: захотел – пошел в школу, захотел – полночи с дружками шлялся. Деньги отец оставляет, а куда подросток их тратит – не контролирует.

Я понимала, что время уходит, чем дольше ребенок остается без контроля взрослых, тем меньше шансов потом вернуться к нормальной жизни. В таком возрасте достаточно сделать один неверный шаг – и жизнь покатится комом вниз. Помните, как в «За миллиард лет до конца света»: «…И с тех пор тянутся передо мной глухие, кривые, окольные тропы» (читала у Стругацких, но это стих японской поэтессы Ёсано Акико).

Снова пошла к соседке. Она сначала меня выгоняла, даже голос подняла. А потом за юбку ее начала дергать Лизка: «Мама, мама, а Славочка мой любимый вернется…» Это было так трогательно, что Анна Ивановна просто расплакалась и начала мне все выговаривать. А как душу излила и успокоилась, поехала к Славке.

Он сначала начал на обед забегать к ней, а потом и вовсе остался. Говорит, нахлебался свободной жизни за последние полгода, хочет домашнего уюта.

– Я не понимаю, – спрашивала меня соседка, – почему мой сын решил остаться с отцом?
Adblock
detector